Неудачи во время ремонта: и смех и грех

Неудачи во время ремонта: и смех и грех

Смеяться мы начинаем намного раньше, чем думать и говорить, но много ли мы знаем о смехе? Ученые всерьез считают, что именно смех может помочь ответить на множество вопросов о человеке и его месте в мире.

Почему мы смеемся?

Версий, почему человек смеётся существует множество и все они имеют право на существование. Философ Джон Морелл считает, что первой функцией смеха является защитная, связанная со страхом смерти (смеются, потому что страшно). Антрополог Махадев Апте отмечает в качестве главной социальную, объединяющую функцию смеха. Эту версию подтверждают и многочисленные исследования, показавшие, что в общественных местах человек смеётся в тридцать раз чаще, чем находясь в одиночестве.

Смех часто помогает установить более доверительные отношения в коллективе и даже продвинуться по карьерной лестнице. Джон Морелл отмечает, что люди, занимающие доминирующее положение в обществе (боссы, начальники, директора) шутят чаще, чем подчиненные. Подчиненным же в данном случае остается искренне смеяться над остроумием боссов, чтобы выразить эмпатию и заслужить доверие.

Следует различать смех как таковой и юмор, поскольку смех изначально не может являться рациональным феноменом – младенцы способны смеяться в 200 раз чаще, чем взрослые, хотя очевидно, что шуток они понимать на рациональном уровне ещё не способны.

Ничто человеческое им не чуждо

До последнего времени считалось, что смех – исключительно человеческая способность, однако последние исследования доказывают, что это не так. Способностью к смеху обладают не только приматы, наиболее близкие к человеку по эволюционному развитию, но даже крысы. Материал, опубликованный в журнале New Scientist рассказывает об исследованиях ученых чикагского Северо-Западного университета, чья научная деятельность заключается в том, что они подвергают щекотке лабораторных крыс. Исследования уже дали сенсационные результаты. Оказалось, что во время щекотки крысы издают определенные звуки на чистоте 50 килогерц, которые человек не в состоянии различить. Такие же звуки грызуны издают и тогда, когда играют друг с другом. Американские ученые всерьез считают, что эти звуки являются вариацией смеха.

Неуправляемая энергия

Отношение религиозных конфессий к смеху всегда было неоднозначным. Августин Блаженный в «Исповеди» упоминает смех около десяти раз и всегда вслед за смехом следует раскаяние. Смех в христианской традиции был табуированным явлением, с ним боролись и считали его происками бесов. Это отношение отразилось и в фольклоре. Наглядные примеры этого приводит в своей работе «Бахтин и русское отношение к смеху» Сергей Аверинцев: «Где смех, там и грех» (варианты: «Мал смех, да велик грех»; «Навели на грех, да и покинули на смех»; «И смех, и грех»; «И смех наводит на грех»). Очень характерно пушкинское:
. А девица
Хи-хи-хи да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.

Смех как неуправляемая энергия также обладает «вирусным эффектом», что делает его ещё более опасным. Из века в век католическая церковь пыталась приручить смех, боролась с карнавализацией и другими проявлениями «низовой» дионисийской культуры.

В православии отношение к смеху более сдержанное, хотя борьба со скоморошеством на Руси также не отличалась лояльностью к «смеховодам». Православие различает смех светлый и темный, и если первый – сдержанный и радостный – от Бога, от чистого сердца, то второй – едкий и язвительный – суть проявление темного, бесовского начала. Архиепископ Иоанн (Шаховской) писал: «Блюдущий себя, благоговеинствующий пред тайной своей жизни, будет блюсти как всю свою жизнь, так и свой смех. Даже свою улыбку он соблюдет пред Богом. Все будет у него — помощью невидимых хранителей его — чисто и ясно».

Смешная искренность

Наука подходит к изучению смеха со всей серьезностью. Занятное исследование провел психолог Университета штата Джорджия Майкл Оурен. Целевой группе из 28 человек были показано полсотни роликов разного уровня комичности. После просмотра респондентов попросили объяснить свою реакцию на увиденное. Результаты оказались ожидаемыми: люди искренне смеялись над одними и теми же роликами, скучные же видеофрагменты вызывали у испытуемых сдержанный и неискренний смех. Это же исследование позволило выявить механику искреннего смеха. Оказалось, что человек не может искренне смеяться с закрытым ртом. Просмотр наименее комичных роликов сопровождался смехом с закрытым ртом и сжатыми губами. Вывод: если хотите продемонстрировать искренность – смейтесь с открытым ртом, но не перебарщивайте – излишне открытый рот может говорить о невоспитанности.

Женский смех

Особого внимания заслуживают исследования американских ученых, которые доказали, что наиболее заразительным является женский смех. Джоанна Бачоровски из Университета Корнелла и уже знакомый нам Майкл Оурен провели эксперимент, в ходе которого выяснилось, что женский смех не только является самым заразительным, но и может расцениваться как средство социальной адаптации. Бачаровски и Оурен характеризуют женский мелодичный смех как естественное средство в борьбе за выживание, он издревле используется женщинами в ситуациях, связанных с опасностью и потенциальной угрозой. Майл Оурен так прокомментировал результаты своего исследования: «Это не есть признак слабости женщины; это следует понимать как мощное оружие, сильно действующее на чувства мужчины». Интересно также, что женщины, которые смеются «некрасиво» вызывают большую антипатию, чем не умеющие «красиво» смеяться мужчины. Женский смех, вызывающий наибольшую эмпатию в обществе, характеризуется исследователями как смех, при котором голосовые связки производят звуки «ха-ха».

Медицина смеха

Все мы знаем, что смех продлевает жизнь, но не все знают, что существует даже отдельная отрасль медицины, называемая гелотологией. Во время смеха в организме человека снижается уровень стрессовых гормонов адреналина и кортизола, а количество гормона удовольствия – эндорфина – увеличивается. Кроме этого, смех обладает анестизирующим действием. Конечно, операционный наркоз смех пока заменить не может, но лечение смехом является признанной частью терапии в ведущих клиниках мира. Особенно «смешными» больницами являются больницы в Израиле, где уже несколько лет практикуется лечебная клоунада. Волонтеры, желающие лечить смехом, проходят специальное обучение и успешно работают во всех стационарных больницах Израиля. Также необходимо сказать о так называемой Каула-йоге или йоге смеха. В её основе лежит методика коллективного смеха и дыхательных упражнений. Её разработал в 1995 году индийский врач Мадан Катарья. Каула-йога, которая позволяет людям смеяться на протяжении двадцати минут «без причины», делает людей более стрессоустойчивыми, миролюбивыми и в целом здоровыми. Во время смеха человек потребляет больше кислорода, у него нормализуется артериальное давление. В общем и целом – смейтесь на здоровье!

Смех и любовь

Биохимия любовных отношений и смеха практически идентичны. Во время обоих процессов выделяются эндорфины, стимулируется множество групп мышц, а сам смех может восприниматься в качестве «безопасного оргазма». На факультете психологии и психотерапии Университета Торонто в Канаде проводились исследования, доказавшие, что у женщин во время секса и смеха возбуждаются одни и те же участки мозга. Совпадают при двух процессах также и фазы, через которые проходит человек во время секса и человек во время любовной игры, от учащенного дыхания и усиления кровообращения до последующего этапа спада и расслабления.

И смех, и грех

В жизни христианина

«Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость в печаль».

«Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас».

Вот и разберись тут, ведь каждый веселится по-разному. Большинство православных смеются, даже если не брать в расчёт детские годы. Мне было лет 20, я смеялся над шутками Жванецкого, и не видел в этом ничего предосудительного. Сейчас же имею другие мысли. Стоп, себе думаю, не дурак ли я был? Тем не менее, и сейчас смеюсь над шутками других, конечно, уже реже.

У Юрия Лозы есть такое стихотворение:

«Остановка. Народ. Подошел. Хохочу.

Просто мне хорошо, бестолково и весело

От избытка прекрасных и радостных чувств.

Оглядели меня. Оценили и взвесили.

Зашипели, пуская фонтанчики брызг:

-Ненормальный, поди, обкурился – и бесится!

-Да неужто не видите – пьяный он вдрызг! –

-Извините, ТОВАРИЩИ, где тут повеситься?»

Конечно, молодого человека, ещё слишком просто относящемуся к жизни, легко рассмешить. Как говорит русская пословица: «Смех без причины – признак дурачины». Если попала смешинка в рот, то трудно остановиться, показанный палец смех вызывает.

Но смех часто и помогает, когда он настраивает на доброе, утешает человека. Смехом можно избежать конфликта, смехом даже лечат, смех, своего рода терапия. Есть даже такое выражение – «весёлый, аки монах». Про оптинского монаха Трофима рассказывают, что он отличался жизнерадостностью и весёлостью, его так и называли, весёлый монах. На Афоне так говорили об унылом монахе: «Он не весел днём, значит ночью не плакал».

В христианстве приветствуется смех, но не всякий, а добрый. Нужно всего-то научиться различать.

В пещерном храме идёт служба. Монах на клиросе сорвал голос, или как говорят в народе, «дал петуха». От неожиданности он замолк, и в тишине, прерываемой потрескиванием свечек, послышался шёпот другого монаха: «Акела промахнулся».

«Добрым смехом можно бесшумно развеять скопившиеся тучи злобной спорливости, ненависти, даже убийства». (Святитель Иоанн (Максимович).

В Священном Писании и у святых отцов часто встречается осуждение смеха. «Смех – детское свойство, знак сластолюбивого сердца, души слабой и немужественной: смех во всяком случае непотребен». (Святитель Димитрий Ростовский).

Из Ветхого Завета: «Глупый в смехе возвышает голос свой, а муж благоразумный едва тихо улыбнется». (Сир.21, 23).

Что же, когда мы смеёмся, то вроде как глупые? Но не благоразумные, по крайней мере. Надо признаться, что многим из нас смех нужен для того, чтобы укрыться от неуверенности, чтобы показаться в обществе остроумным, привлечь внимание к себе, иной раз даже защититься с помощью смеха. Посмеяться над чем-то или над кем-то гораздо легче, чем над собой. С помощью шутки и смеха легче сохранить своё чувство собственной значимости.

А если у христианина добрый смех, то почему бы и нет? Михаил Чехов писал об оптинском старце Нектарии: «Всегда он был весел, смеялся, шутил и делал счастливым всех, кто входил к нему и проводил с ним хотя всего несколько минут». Один из самых весёлых русских святых преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Смех изгоняет страх Божий. Дерзка и смела от смеха – страха Божьего, стало быть, нет».

Во всём нужна мера и своё время, как у Эклезиаста: «Время плакать, и время смеяться. » А что происходит, когда человек не знает ни меры, ни времени, можно показать на примерах:

1. Священник Олег Стеняев рассказывал про новоначального христианина, который, начитавшийся святых отцов о пользе молчания, замолчал. Ни жена, ни дети не могли с ним ничего сделать. И только священнику, когда тот пришёл домой к «подвижнику», сказал: «С Вами я поговорю, но недолго».

2. Молодая девушка пришла пожить в монастыре. Решила поститься, как древние подвижники, никому ничего не сказав. На третий день упала в обморок. К ней подбежали люди, стали поднимать её, закричали: «Воды! Воды!» Тут девушка очнулась и прошептала: «И кусочек хлебца. »

Можно себе представить православного христианина, когда он, подражая святым отцам, вдруг решил бы отказаться от весёлого смеха, предпочтя плач и воздыхание! Таких предостерегает преподобный Серафим Саровский:

«Грусть-тоска совсем не должны считаться видовым отличием православного христианина. Напротив, как больной виден по цвету лица, так обладаемый страстию обличается от печали».

Две категории смеха, один, как грех , другой, как радость, или «духовный смех души». Например, слово «радость» и его производные встречаются в Библии больше 300 раз! Ещё 500 раз встречаются слова «умиление», «блаженство». А слово «смех» 18 раз, и почти всегда в негативном смысле. Апостол Павел призывал всегда радоваться, преподобный Серафим Саровский каждого приходящего встречал словами «радость моя».

Но многие всё же радуются, смеясь, и не всегда получается не спровоцировать других.

К священнику подходит женщина в церкви:

– Батюшка, что я всё время болею, болею?

– Всё по грехам, по грехам нашим.

– Вот так всегда! Вы грешите, а нам страдай.

Хороший ведь анекдот. Вышучивается наша склонность перенести свои грехи на другого, снять с себя ответственность за свою же жизнь. Так-то оно так, да не совсем. Дело в том, что всегда найдётся хоть один человек, который в пику расскажет свой анекдот, но уже не такой приличный. Одни шутят, потому что видят смешную ситуацию, другие используют повод для повторения уже своих шуток, часто совсем не к месту.

Читайте также:  Лучшие способы расчёта количества обоев

Раньше на Руси за смех даже епитимии налагались: «Аще кто возглаголет сам, хотя смеху людем, да поклонится той дни 300»; «Посмеявшийся до слез, пост 3 дни, сухо ясти, поклон 25 на день. » Вот бы у нас на ТВ применить такую практику, хотя бы на новогоднем огоньке. То-то бы рейтинг взлетел!

Уж кому, как не православному христианину думать не только о пользе своей душе, но и о пользе души другого человека? Христианин, серьёзно относящийся к своей духовной жизни, шестым чувством ощущает тот вред, который он может принести другим. Священник Александр Ельчанинов так писал о смехе: «Обращение на себя, автоэротизм – начало всякого греха. Смех (не улыбка) духовно обессиливает человека».

«Но скажешь: что за зло – смех? Не смех – зло, но зло то, когда он бывает без меры, когда он неуместен. Способность смеха внедрена в нашу душу для того, чтобы душа иногда получала облегчение, а не для того, чтобы она расслаблялась. Впрочем, я говорю это, не запрещая смеяться, но удерживая от неумеренного смеха». (Святитель Иоанн Златоуст).

В Патерике есть история о двух братьях, которые покинули монастырь, но потом вернулись и просили, чтобы им было назначено покаяние. Один целый год плакал о своих грехах, другой радовался, что Бог вернул его к ангельскому житию. Отцы монастыря сказали:

«Покаяние одного и другого – равно перед Богом».

Плачьте и рыдайте о своих грехах, но радуйтесь о Господе!

Православие – самая светлая религия, ибо зовёт к радости и блаженству. Но люди несовершенны, путь к радости идёт через борьбу со своими грехами.

Православие – самая неудобная религия, в том смысле, что всегда нужно разбираться в том, во что и в Кого ты веришь.

Это у иудеев 248 повелений и 365 запретов. На каждый шаг инструкция, делай, как сказано, и ты молодец. В православии нужно думать своей головой постоянно. В каждом конкретном случае, с каждым конкретным человеком поступать с рассуждением. В одном случае шутка просто необходима, дабы поддержать человека, в другом лучше сдержать смех, даже если хочется засмеяться.

Но это для нас, людей обыкновенных, не посвятивших всю свою жизнь Богу. Нам не хватает мудрости и часто доброго устроения души, когда мы смеёмся и шутим. Куда нам до высот святых отцов. Тем мы и отличаемся он них, что святые подвижники своей главной целью считали служение Богу. Что простительно нам, не приличествует верным.

«Поелику Господь осуждает смеющихся «ныне» (Лук. 6, 25); то явно, что верному никогда нет времени смеха, и особенно при таком множе­стве бесчествующих Бога «преступлением закона» (Римл. 2, 23) и умирающих во грехе, о которых надобно болезновать и плакать». (Святитель Василий Великий).

Итак, верному монаху не должно смеяться, нам должно паче плакать о тех, коими хулится имя Божие по той причине, что они преступают закон Его и всю жизнь свою иждивают, погрязая во грехах. Будем рыдать и плакать, непрестанно умоляя Бога, чтоб Он не попустил им ожестеть во грехах и смерть не застала их прежде покаяния». (Преподобный Антоний Великий).

«Допускал, однакож, он и некоторое послабленье в напряжении подвигов, как видно из ответа его охотнику. Сказывают, что некто, в пустыне ловя диких зверей, увидел, что авва Антоний шутил с братиями, и соблазнился. Старец, желая уверить его, что нужно иногда давать послабление братии, говорит ему: положи стрелу на лук свой и натяни его. Он сделал так. Старец говорит ему: еще натяни. Тот еще натянул. Опять говорит: еще натяни. Охотник отвечал ему: если я сверх меры натяну лук, то он переломится. Тогда старец сказал ему: так и в деле Божием: если мы сверх меры будем напрягать силы братий, то оне скоро разстроются. Посему необходимо иногда давать хотя некоторое послабление братии. – Охотник, услышав это, пришел в умиление и пошел от старца с назиданием. А братия, укрепясь тем, возвратились в свое место». (Дост. ск. 13).

«Мудреца всегда труднее рассмешить, чем простака, и это потому, что мудрец в отношении большего количества частных случаев внутренней несвободы уже перешел черту освобождения, черту смеха, уже находится за порогом.

. В своем воплощении Христос добровольно ограничивает свою свободу, но не расширяет ее; расширять ее некуда. Поэтому предание, согласно которому Христос никогда не смеялся, с точки зрения философии смеха представляется достаточно логичным и убедительным. В точке абсолютной свободы смех невозможен, ибо излишен». (С.С. Аверинцев ).

Преподобный Иустин Попович объясняет, почему Христос никогда не смеялся, потому что Он видел в каждое мгновение каждый грех каждого человека через всю человеческую историю!

Нам, конечно, далеко до такой абсолютной свободы, но каждый может постараться использовать время, отпущенное нам, для духовного возрастания, для приобретения радостного состояния души. Когда важно не то, что ты делаешь, смеёшься или плачешь, а какой ты.

«Высшая похвала человеку, сказать: «У него детский смех» – смех непорочный, близкий к райской гармонии». (Архиепископ Иоанн Шаховской).

Зайчик, посмотрев на небо глазами полными слез, произнес: «Те, кто истинно любят, не должны бояться страданий», – и крепко-крепко обнял стоящего рядом ёжика!

Размышляя о смехе и радости

Глупый в смехе возвышает голос свой (Сир. 21, 23).

«Не смех – зло, но зло то, когда он бывает без меры, когда он неуместен. Способность смеха внедрена в нашу душу для того, чтобы душа иногда получала облегчение, а не для того, чтобы расслаблялась»
Святитель Иоанн Златоуст, Том 12, часть 1, беседа 15.

Радоваться, по мнению общества, – это зачастую «ржать»

Посидеть, пошутить, посмеяться – это ли не один самых излюбленных, простых и «бюджетных» видов досуга и снятия стресса для среднего гражданина России? Остроты и смех разряжают обстановку, располагают к себе, делают весельчака «своим» в коллективе. Без шуток и раскатов громкого хохота некоторые люди не представляют своей жизни. Кого-то излишне спокойная реакция на очередную шутку, особенно известную, показанную с экрана смартфона, даже оскорбляет. Радоваться, по мнению общества, – это зачастую «ржать».

Архиепископ Иоанн (Шаховской) говорит, что смех бывает «светлый и темный». Определить, какой из этих типов смеха захлестывает вас, владыка предлагает, прислушавшись к внутренним ощущениям. Если нет легкой радости – значит, неизбежно будет чувствоваться какая-то тяжесть. Хороший, добрый смех, тонкое чувство юмора и добрую улыбку сегодня встретишь нечасто. Как правило, объектом шутки становится человек или его недостатки, неудача, даже грустное событие. Кого-то удивляет, что в комментариях под трагической новостью не всегда можно встретить слова соболезнования? Осуждения, обвинения и даже шутки по поводу чужого горя!

Отказ от беспричинного веселья может заклеймить вас как человека асоциального

В бездне Интернета дурной юмор давно занял свою нишу. Здесь можно встретить целые сообщества смеющихся циников. Надо сказать, что отказ от смеха и беспричинного веселья, принятых в «веселящемся обществе», может заклеймить вас как человека асоциального. Знакомы ли нам, христианам, ситуации, когда мы оказывались в обществе людей, взахлеб смеющихся, а нам в это время в душе было очень грустно? Архиепископ Иоанн был точен в категоричном определении «света и тьмы» в отношении смеха. Часто нам просто навязывают модель постоянного смеха, необходимости смеяться над ближним, его недостатками и неудачами. За смехом может скрываться легион человеческих пороков: ненависть, гнев, уныние, зависть, праздность, блуд…

Ходить с мрачным лицом и отказаться от смеха совсем, превратиться в зануду?

Диагнозы миру выставлены очень давно, и, несмотря на прогресс, нового перечня грехов не возникает – изощренностью пестрят только формы. Признаем: «темный» смех и сегодня наполняет общество. Как быть христианину, не обольститься и сделать в отношении этого правильные выводы? Ходить с мрачным лицом и отказаться от смеха совсем, превратиться в сноба и зануду?

Со страниц Священного Писания Господь напоминает нам: Горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете (Лк. 6, 25). Евангельская проповедь начинается призывом к покаянию, а одна из заповедей блаженства сообщает: Блажени плачущии, яко тии утешатся (Мф. 5, 4). На этом контрасте довольно хорошо показано отношение христианства к перманентной «смехопанораме» общества. Центром нашей радости, нашего веселья должен быть Бог. В противном случае наше стремление к смехотворству – лишь пустая праздность. В лучшем случае.

Центром нашей радости, нашего веселья должен быть Бог

Конечно же, шуткой всегда можно ободрить человека. Мы можем улыбнуться после богослужения, искренне обрадоваться встрече, торжеству. Да, духовная радость видна на лице, ее сопровождает полуулыбка. Но в таком состоянии человек не стремится к смеху и штукам. Он чувствует Бога, радуется о Господе – чего еще нужно?

Наш приход служит «старым» чином и входит в число единоверческих приходов Русской Православной Церкви. Священник приезжает не так часто. Насладиться красотой ангелоподобного пения в исполнении мастеров также удается редко. На последней Божественной литургии с уст прихожан не сходила улыбка! Еще бы: мы могли сподобиться Святых Таин, в храме много детей, солнечный свет перемежался с духовным в нашем маленьком и уютном храме… Мы не смеялись. Но наши улыбки были искренними и глубокими. В такие моменты мне кажется, что у человека улыбается душа.

Улыбается ли она во время безумного хохота от пошлой шутки? Душа в эти моменты скорее скорбит. Мы забываем, что смех стал оружием против всего здорового в мире и воротами для всего нездорового. Хочешь обесценить святыню в глазах отдельно взятого человека? Сделай это предметом насмешек. Кажется, советская власть именно так и поступала в отношении верующих: «А, дурачки какие-то! Давайте над ними смеяться, глумиться, делать смешные плакаты и сочинять анекдоты». Эта закваска никуда не ушла из нашего общества и по сей день. Хочешь, чтобы нарушение табу вошло в жизнь как обычное явление? Начни над ним подшучивать. В один миг то, что вчера считалось совершенно неприличным даже для обсуждения, сегодня становится предметом насмешек, завтра – обычным явлением, а послезавтра – объектом защиты чьих-либо «прав». Примеры из деятельности известных меньшинств будут излишними.

Главным образцом для подражания на нашем пути к обожению является Христос. Давайте зададимся вопросом: смеялся ли Он? Как говорит нам Иоанн Златоуст и ссылавшиеся на него книжники Древней Руси, нет: «Часто бывало, что Его видели плачущим, а чтобы Он смеялся или хотя мало улыбался, этого никогда никто не видел». Сегодня с этим пытаются спорить, но против авторитета одного из вселенских учителей тяжело что-то возразить. Неужели мерность духа, тихую радость, к которой мы стремимся, возможно поддержать или сохранить с помощью эмоционального взрыва, которым является смех? Вряд ли. А вот искренняя улыбка, широкая, играющая светом на лице, являет собой подлинную радость, заряжает, дает надежду.

Смехотворство для человека постмодерна стало наркотиком. Он упивается им, чтобы избавить себя от непрекращающихся тяжелых мук нераскаянной души. Этот алкоголь смеха играет абсолютно разными оттенками. Человек ищет его, ведь прекрати смеяться – вернутся тяжелые мысли, наступит уныние… Но у христиан-то есть способ не унывать: радоваться, непрестанно молиться и за все благодарить. Попросить Бога в моменты скорби поддержать – неужели Он откажет? Открыть грехи на Исповеди, причаститься Святых Таин. Вот она, наша христианская радость! Она напрямую зависит от Бога. Скажу банальность, но кто не замечал, что подлинное воодушевление и восторг приходят от общения с братьями и сестрами во Христе, от молитвы и чтения душеполезных книг, от совершения дел милосердия?

Мы видим, что в устах Бога смех носит характер презрения: За то и Я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас (Притч. 1, 26). «Ад всесмехливый» из канона на Пятидесятницу символизирует поражение и осмеяние зла. Христос победил смерть, сошел во ад и спас людей. И посмеялся над отцом лжи. Прежде дьявол смеялся над людьми, над их падением. А первым известным ветхозаветным «шутником» можно считать насмехавшегося над престарелым отцом Хама.

Смехом радости в подлинном смысле можно назвать детский смех. Дети умеют радоваться самым простым вещам, на которые мы, взрослые, смотрим порой с полным равнодушием. Вот уж у кого стоит поучиться истинной радости! Их смех не осуждает, не гневается… Он полон любви ко всему окружающему миру. Да и Спаситель ясно сказал всем нам: Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное (Мф. 18, 3).

Читайте также:  Чем и как покрасить снаружи деревянный дом

Закончить статью хотелось бы словами святителя Иоанна Златоуста: «Настоящая радость всегда смешана с печалью и никогда не бывает чистой. Будем же радоваться той радостью, будем стараться ее получить; а получить ее возможно, избирая не приятное, но полезное, и даже испытывая некую скорбь добровольно. Таким образом мы сможем сподобиться Царствия Небесного».

И смех, и грех: провалы на работе

  • 7 июня 2017

Светить — и никаких гвоздей
Профессия: специальный корреспондент

Моя первая работа была в утренней программе. Как правило, это эфир, который никто не смотрит, но все в редакции делают вид, что занимаются чем-то очень важным. Для того чтобы показать, «как живет город утром», специальные службы, проклиная телевидение, выезжали на работу на два часа раньше и включали фонтаны, подсветку и многое другое ради эфира. Всем событиям в городе придавалась дополнительная ценность. Где-то в парке посадили новые кусты? Сенсация! Срочно снимаем сюжет! Причем съемки такого сюжета именовали «специальный репортаж». В нормальных программах так величают по меньшей мере военную командировку.

Мои нервы иссякли после съемки сюжета о подсветке. Холодным осенним вечером меня вызвал редактор и дал ответственное задание сделать материал о новой системе освещения, которую установили в одном из храмов Москвы. Снять сюжет надо было срочно, чтобы выдать в эфир горячий спецрепортаж раньше других каналов. Так что мы с оператором выехали на съемку прямо ночью, в проливной дождь. И вот картина: мы стоим под божьими вратами, закрывая камеру зонтом, а с нас самих текут ручьи. Наша-то жизнь по сравнению со штрафом за испорченную камеру ничего не стоит. Никто не открывает. Пять минут — не открывают. Десять минут — тишина. Мы вымокли насквозь. Обошли храм вокруг, постучали во все двери. Наконец, мы разбудили редактора, он дозвонился до охраны, и нам открыл мужичок лет 40.

-А г-г-г-где у в-в-вас новая п-п-подсветка? — спросил я дрожащим от холода голосом.

Охранник посмотрел на меня как на сумасшедшего, обернулся, дернул за какой-то шнурок — и напротив меня на стене загорелась лампочка. Да-да, обычная лампочка, даже без абажура, даже не на каком-то причудливом «гвозде», а просто вкрученная в стену.

Это был мой последний рабочий день в редакции. Больше я никогда с утренними программами не сотрудничал.

Надо меньше пить!
Профессия: пиарщик

У нас с другом пиар-агентство. Этот провал произошел на заре нашего бизнеса. Начинали мы с небольших заказов лет пять назад. Мы были молоды и беспечны. В одно похмельное воскресенье мой компаньон получил сразу два СМС-сообщения. Одно — от заказчика, а второе — от своей девушки. Эта девица игриво спросила у него о планах на ближайшую ночь, а заказчик хотел уточнить про план постов в социальных сетях. Компаньон был после ночного клуба и, как вы уже догадались, перепутал адресатов. Надо отдать ему должное, он моментально пришел в себя, когда девушка перезвонила ему и поинтересовалась, с чего бы он ей пишет про топовых блогеров? Заказчик же на пикантное сообщение ответил просто — «Извините, Алексей Николаевич, больше не буду беспокоить вас в выходные». Можно было считать, что проблема исчерпана, но мы не успокоились и сделали все, чтобы ее вернуть.

Друг позвонил мне, рассказал по телефону ситуацию, мы посмеялись. А вдогонку я отправил ему СМС: «Прикинь, этот задрот там, наверное, поперхнулся, когда прочитал про Камасутру». (На самом деле содержание СМС было еще более непечатным, но цитировать его дословно я не готов сейчас даже анонимно.)

Поскольку накануне в клубе мы зажигали вдвоем, и я в тот момент не до конца проснулся, отправил я СМС тому, о ком думал в тот момент, — то есть не другу, а заказчику. Ошибку я осознал в момент, когда сообщение отправлялось. Я жал кнопку отмены в холодном поту, затем выключил телефон, вынул батарейку. Включил — и получил отчет, что сообщение доставлено.

Вдогонку я написал заказчику СМС: «Извините, это не Вам». Потом хотел написать: «Извините, это не про Вас», но во время остановился. Я позвонил другу, мы обсудили ситуацию и решили, что мы два моральных урода, что надо завязывать с алкоголем в таком количестве и что с заказчиком можно мысленно попрощаться. Действительно, он нас больше не беспокоил не только по выходным, но и вообще никогда.

Повезло, что не побили
Профессия: оператор

У меня часто бывало противостояние с людьми из редакции, которые организовывают съемки, но сами на них не выезжают. Расхлебывать последствия их креативных идей приходится нам с корреспондентами.

Мои «любимые» съемки были про спорт. Ведущие рубрики — восторженные новички, которые еще не устали от работы, и их энтузиазм выливался в многочасовые съемки для двухминутного сюжета. Снимал я с плеча на камеру Betacam, которая весила несколько килограммов. И постоянно просил выдать на съемки камеру DVC — она легче, но ездили с ней в основном новостники. Если же на спорт доставалась DVC, то нужно было брать и другие кассеты, маленькие. За них отвечали корреспонденты и ведущие.

Руководила съемками спорта продюсер — женщина невероятного ума, потому что среднестатистический ум до некоторых ее решений не дошел бы никогда.

Например, как-то в пятницу летом она отправила группу снимать сюжет про секцию сумо в Подольск. Аналогичных секций в Москве, поближе к редакции — сотня. Почему именно в Подольск? А потому что она когда-то, лет 15 назад, снимала сюжет именно там и была уверена, что ей не откажут по старой памяти. Забегая вперед, скажу, что ее старую съемку сумоисты так и не вспомнили, но вот наш приезд уже вряд ли забудут.

Выезд на съемку был поставлен на 16:00, чтобы заранее приехать к тренировке, которая начиналась в 17:30.

Лето. Пятница. Вечер. Движение в область. Пробка в несколько километров. Надо ли говорить, что торопиться у нас не было возможности. В 6 часов вечера мы еще были на Варшавке, и я с тоской смотрел на свой дом, мимо которого мы… в общем-то, стояли. Вообще я мог спокойно выйти, отправиться в квартиру, принять ванну, попить чай и через 20 минут нагнать машину в трех метрах от места высадки. Продюсер была на связи и сожалела, что мы, видимо, пропустим тренировку. В 7 вечера она выражала уверенность, что сумоисты нас дождутся и поделают вид, что тренируются — на камеру.

В 21:40 мы, наконец, подъехали к месту тренировки. Нас поджидали 6 человек широкой наружности, в каждом из которых я бы поместился раза 4, а ведущая раз 6.

Наши с ней многочисленные извинения снизили градус напряжения, я настроил камеру, и попросил у ведущей кассету. Она протягивает мне «кирпич» — тяжелую кассету для камеры Betacam.

— Хорош, прикалываться, — мрачно говорю я ей, — не до шуток сейчас, давай DVC.

Далее последовала немая сцена. Дело в том, что продюсер решила, наконец, внять моим просьбам и заказала на съемки облегченную DVC камеру. Но ведущую не предупредила. И та взяла кассету для Betacam.

В общем, мы как идиоты объясняли, что съемка не состоится, потому что у нас камера маленькая, а кассета большая, и они не подходят друг другу. И все это под напряженными взглядами сумоистов, которые прождали нас три часа после тренировки.

Когда ведущая позвонила продюсеру и на эмоциях объяснила ситуацию, та предложила метнуться в редакцию, быстренько поменять кассетку и все-таки отснять материал. Пробки-то уже рассосались!

Ведущая предложила ей договориться с сумоистами, чтобы те нас подождали. Продюсер согласилась, но после разговора с сумоистами больше не перезвонила.

Горе от ума

Профессия: корреспондент

В молодости я работала в новостях, которые выходили в прайм-тайм. Люди работали в цейтноте, иногда монтаж сюжета заканчивался во время того, как ведущий его анонсировал в прямом эфире. И корреспондент в холодном поту бежал спринт из монтажной студии в аппаратную, вставлял кассету с сюжетом в специальное устройство типа видеомагнитофона, откуда видео идет в эфир. Эфирная бригада запускала сюжет в эфир и все в холодном поту выдыхали.

Фейлов бывало много, самых разных. Иногда приезжаешь брать интервью, а спикер два часа назад умер. Или прилетаешь в командировку в Мурманск, а оказывается, что кто-то что-то перепутал, и гостиницы такой в городе не существует, а первая съемка по графику через час… в Муроме.

Но иногда бывали и собственные косяки.

Лет 20 назад я работала в новостях с лучшей подругой. Сюжетами друг друга мы мало интересовались, общались на отвлеченные темы. Обе были на хорошем счету в плане креативности, профессионализма и ума. В какой-то степени горе от ума и случилось.

У меня появилось задание снять сюжет про обменники валюты — в какой-то момент невозможно стало поменять рубли на доллары. Приехали мы со скрытой камерой в обменник, просим поменять 1000 рублей на доллары. Нам меняют. Мы в другой обменник — меняют. Что за черт? Звоню начальству — мол, никаких проблем нет, о чем сюжет делать? Мне отвечают — делай что хочешь, но по заданной теме — сюжет заверстан, эфир через 2 часа.

Мы с оператором переглянулись, и оба многозначительно посмотрели на водителя. Это был таджик, который не очень хорошо говорил по-русски, но был очень отзывчивым и добрым человеком.

В общем, сюжет вышел в эфир. Наш водитель стоял у обменника, якобы он случайный прохожий, — и жаловался в камеру: «Вот, надо семья в Таджикистане кормить, надо доллары посылать, чтобы там на местная деньги меняли. Так выгоднее. А рубли на доллары никто моя не меняет нигде! Беда!».

В общем, не самый удачный сюжет получился, но я была уверена, что выкрутилась. До тех пор, пока меня не вызвал начальник. В его кабинете я увидела и свою подругу.

Шеф молча включил запись моего сюжета. Смотрю — подруга бледно-зеленая. Ничего не понимаю. А затем он поставил запись сюжета моей подруги, который вышел на следующий день. Тема — не поверите — как сложно поменять доллары на рубли. То есть наоборот. Отделу планирования до сих пор хочется передать горячий привет.

И вот в центре репортажа «пострадавший, которого наш корреспондент встретил возле пункта обмена валюты». Кто же это? Правильно, наш жалостливый водитель. То ли он не понял, что говорил для разных сюжетов разные вещи, то ли постеснялся об этом сказать моей подруге. В общем, в сюжете подруги возле того же обменника водитель рассказывал, что не может доллары на «русскую деньга» поменять, а в Таджикистан надо рубли отправлять. Конечно, новости не сериал, никто особенно не следит за героями репортажа. Но нашелся какой-то внимательный зритель, который написал на канал, и начались разбирательства. Нас с подругой отчитывали на планерке, да и потом коллеги часто припоминали эту историю. Забавно, что нам обеим независимо друг от друга пришла в голову одинаковая «спасительная» идея. И да, я до сих пор считаю несправедливым, что отчитывали нас, хотя на самом деле надо было разбираться с теми, кто придумывал темы и, по сути, вынудил нас врать.

Текст:
Полина Ртищева

И СМЕХ И ГРЕХ

Допустим, вы получили пулю в живот. Вы идёте к врачу. Он стягивает с вас штаны и начинает закачивать водород в вашу задницу. А потом он поджигает вас. Звучит знакомо? Нет? Тогда вы обратились не к тому врачу.

Позвольте представить вам доктора Николаса Сенна, американского хирурга и основателя Ассоциации военных хирургов Соединённых Штатов. Он был президентом Американской медицинской ассоциации в 1897-1898 годах и главным хирургом Шестого армейского корпуса во время Испано-американской войны в 1898 году.

Во время войны Сенн часто сталкивался с огнестрельными ранениями в живот у своих пациентов. Не имея надлежащих диагностических инструментов (рентгеновские лучи только начинали использоваться в медицине), Сенн и его команда врачей не могли определить, была ли проникающая рана «простой» или осложнена повреждением желудочно-кишечного тракта. Повреждения кишечника не сопровождалось какими-либо надёжными симптомами, на основании которых хирурги могли бы поставить положительный диагноз, а висцеральные раны не были видны при обычном физическом осмотре.

Читайте также:  Жидкие обои в интерьерах обычных квартир: примеры на фото

Сенну пришла в голову идея, что рану в кишечнике можно обнаружить точно так же, как специалист находит утечку в газовой трубе. Он предложил надувать кишечник безвредным газом, вводимым в прямую кишку. Газ, предположительно, должен был попадать из кишечника в брюшную полость, а оттуда выходить через наружную рану, где его присутствие можно было бы доказать с помощью какого-нибудь безошибочного теста. Сенн порекомендовал использовать водород, потому что он лишён токсических свойств, не вызывает раздражения при контакте с живыми тканями и быстро поглощается ими. Кроме того, водород можно было легко обнаружить, поднеся к нему спичку. Поджигание живота раненого солдата, по мнению Сенна, было эффективным способом стерилизации раны.

Николас Сенн сначала провёл несколько экспериментов на собаках. В этих экспериментах животных привязывали к операционным столам, подвергали анестезии, а затем стреляли в живот с близкого расстояния из револьвера 32 калибра. Сразу после этого в прямую кишку животного вводили шланг, соединённый с наполненным водородом резиновым баллоном, и газ медленно закачивался в кишечник. Когда к ране подносили открытое пламя, выходящий газ вспыхивал ровным голубым пламенем, указывающим на то, что пуля пробила кишечник.

Сенн провёл эксперименты на нескольких своих пациентах, чтобы определить вредные последствия (если таковые имели место быть) введения газа в желудочно-кишечный тракт. Затем он решил проверить действие водорода на себе, чтобы понять ощущения. Он описывает свой опыт следующим образом:

«Под давлением 0,4 килограмма почти 6 литров газа были закачаны в прямую кишку. Газ, оказавшись в прямой кишке, вызывал просто чувство вздутия, но как только он попадал в подвздошную кишку, начинались коликообразные боли, которые усиливались во время вдувания и прекращались только после того, как весь газ выходил, что происходило только через полтора часа. Когда кишечник и желудок раздувались, ощущения были мучительными и сопровождались слабостью, которая вызывала обильное липкое потоотделение. Большая часть газа выходила из организма в результате отрыжки, после чего следовало огромное облегчение. Колики, возникавшие, когда тонкий кишечник раздувало от газа, были вызваны усиленной перистальтикой, связанной с попытками избавиться от содержимого, поскольку она всегда принимала прерывистый характер и быстро утихала после выхода газа.

Хотя первый пациент, 27-летний чернокожий мужчина с огнестрельным ранением в живот, не выжил, сама процедура была успешной и в конечном итоге нашла применение в военной хирургии для обнаружения ранений кишечника у солдат. Методы доктора Сенна устарели только тогда, когда рентгеновские лучи стали стандартным диагностическим инструментом.

Николас Сенн был пионером в области хирургической медицины. Он занимался экспериментальными исследованиями острого панкреатита, пластической хирургией, онкологией головы и шеи, а также лечением лейкозов с помощью рентгеновских лучей. Он всячески поддерживал проведение операции по удалению аппендицита на ранней стадии, что не было в то время общепринятой практикой. Он также подчеркнул важность оказания первой медицинской помощи, впервые введённой в армию немецким хирургом Фридрихом фон Эсмархом в 1870 году. Сенн часто цитировал немецкое изречение: «Судьба раненого зависит от того, кто наложит первую повязку».

Неудачи во время ремонта: и смех и грех

Смеяться я всегда любила, особенно в детстве. Однако по мере взросления стала замечать, что смех меняется: вместо радостного детского смеха появляется какой-то другой, оставляющий неприятное чувство стыда. Потом в жизни происходит что-то хорошее у и опять лёгкий, радостный смех… В определённое время я стала задумываться: почему одни люди смеются красиво, а другие отвратительно? Смех — это признак доброй или злой воли? Ума или безумия? Если и того, и другого, то где грань? Когда надо остановиться?

Вообще, что такое смех? Самый понятный ответ: это наша реакция на смешное. Однако смех может быть проявлением как дружелюбия, так и агрессии, а может быть и признаком психического расстройства, — и это нужно понимать и различать. Хороший ответ на свои вопросы я нашла у Ф. М. Достоевского в романе «Подросток». Устами своего героя писатель-психолог рассуждает: «Я так думаю, что когда смеётся человек, то в большинстве случаев на него становится противно смотреть. Чаще всего в смехе людей обнаруживается нечто пошлое, нечто как бы унижающее смеющегося, хотя сам смеющийся почти всегда ничего не знает о впечатлении, которое производит… Чрезвычайное множество людей не умеют совсем смеяться. Впрочем, тут уметь нечего: это — дар, и его не выделаешь. Выделаешь разве что тем, что перевоспитаешь себя, разовьёшь себя к лучшему. Смехом иной человек себя совсем выдаёт, и вы вдруг узнаёте всю его подноготную. Даже бесспорно умный смех бывает иногда отвратителен. Смех требует прежде всего искренности, а где в людях искренность? Смех требует беззлобия, а люди всего чаще смеются злобно. Искренний и беззлобный смех — это весёлость, а где в людях в наш век весёлость, и умеют ли люди веселиться? Весёлость человека — это самая выдающая человека черта, с ногами и руками. Иной характер долго не раскусите, а рассмеётся человек как-нибудь очень искренно, и весь характер его вдруг окажется как на ладони… Смех есть самая верная проба души. Взгляните на ребёнка: одни дети умеют смеяться в совершенстве хорошо… Плачущий ребёнок для меня отвратителен, а смеющийся и веселящийся — это луч из рая, это откровение из будущего, когда человек станет наконец так же чист и простодушен, как дитя…»

Этот отрывок вызвал у меня желание обратиться к статьям и заметкам о смехе других людей, чей опыт и наблюдения также позволили мне составить представление об этом явлении.

Мыслители древности неоднозначно относились к смеху. Например, Гиппократ считал смех живительной силой и говорил, что остроумный врач лечит лучше неостроумного. А вот Платон видел в нём больше отрицательных черт. По его мнению, чувство юмора основано на злобе и зависти, а смех — это реакция на несчастье или неудачи других. Как известно, Платон высказывал идеи идеального государства, которое является олицетворением справедливости, и поэтому в своих трудах рассматривал смех с точки зрения политики. Он понимал смех как зло, насмешки, которые могут быть направлены против государства и нести разрушительные последствия. Действительно, памфлеты, карикатуры, целые литературные произведения, которые вызывали насмешки, использовались в политической борьбе. И сегодня, включив телевизор, можно заметить, что в дебатах побеждает более остроумный собеседник (даже если он не прав): аудитория, не вникая в суть вопроса, отдаёт предпочтение внешним признакам превосходства. Из этого следует, что остроумие, способность быть обаятельным — это превосходство, которое воздействует на окружающих и на их мнение.

В отличие от Платона, Аристотель допускал, что в умеренных количествах юмор может быть полезным. А тех, кто никогда не шутит или кому неприятны шутки других, он считал дикарями. Однако Аристотель признавал, что в смехе должна быть сдержанность. Древнегреческий философ отмечал: «В развлечениях держащийся середины — остроумный», — а от избытка остроумия наступает шутовство.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр рассматривал смешное как интеллектуальное порождение. По его мнению, причина смешного в успешном распознавании абсурда. Иммануил Кант относил шутку скорее к приятному, нежели к прекрасному, а всё, что вызывает весёлый неудержимый смех, считал чем-то бессмысленным. В XX веке писатель Умберто Эко иронично отмечал, что поскольку прошлое нельзя изменить, то над ним можно хотя бы посмеяться.

С точки зрения психологии, юмор полезен, когда он направлен на объект, который до этого вызывал тревогу или страх (война, бедствия). Он придаёт человеку уверенность в себе и оптимизм. Смех объединяет людей, раскрепощая их и углубляя отношения между ними. Юмор и смех рождают в людях надежду. Если мы способны смеяться над своими проблемами, то маловероятно, что нас одолеют беспокойство, страх, гнев, депрессия. Смех помогает избавиться от бесчисленного количества вредных эмоций.

Чувство юмора есть у каждого человека, но оно у всех разное и по разному развито. Каждый из нас, наверное, знает людей, с которыми ему весело, и людей, чьи шутки, напротив, вводят его в недоумение. Чувство юмора, или остроумие — это способность видеть, создавать и понимать смешное. Механизм таков: остроумие создаёт смешное, а чувство юмора его распознаёт. Нормальным, здоровым проявлением чувства юмора являются шутки в адрес близких друзей, которые воспринимаются как проявление доверия к ним самим, как возможность увидеть друг друга со стороны в критическом свете, выявить в себе незаметные до этого недостатки, чтобы их исправить. О пошлом юморе скажу лишь, что, по учению святых отцов, это признак сластолюбивого сердца, слабой и немужественной души.

Смех нужен человеку для того, чтобы выстоять, не отчаяться в этом мире. В тяжёлые периоды жизни он может наполнить смыслом наше существование, позволив взглянуть на проблемы в новом свете. Слишком «серьёзная» жизненная позиция может привести к видению мира сквозь серые очки, и тогда мир покажется безрадостным. К примеру, один из персонажей сказки «Любовь к трём апельсинам», Панталоне, рассуждает о том, какое место занимает смех в жизни людей:

Ну можно ли представить мир без шуток?!

Да он без шуток был бы просто жуток.

Когда на сердце холод, страх и тьма,

Лишь юмор не даёт сойти с ума.

Судьба играет с нами в «чёт» и «нечет»,

Уныние казнит, а юмор лечит.

Хвала шутам, что вовремя смогли

Нас удержать от яда и петли.

Иногда мы сталкиваемся с таким мнением, что в церковной среде, а тем более среди аскетов, смех является чем-то исключительно греховным. В качестве контраргумента хочу процитировать отрывок из жития преподобного Антония Великого из «Древнего патерика». «Некто, ловя в пустыне диких зверей, увидал, что авва Антоний шутливо обращается с братиями, и соблазнился. Старец, желая уверить его, что иногда бывает нужно давать послабление братиям, говорит ему: „Положи стрелу на лук свой, и натяни его“. Он сделал так. Старец опять говорит ему: „Ещё натяни“. Тот ещё натянул. Старец опять говорит: „Ещё тяни“. Ловец отвечает ему: „Если я сверх меры буду натягивать, то переломится лук“. Тогда авва Антоний говорит ему: „Так и в деле Божием, — если мы сверх меры будем налегать на братию, то от приражения они скоро сокрушатся. Посему необходимо иногда давать хотя некоторое послабление братии“. Выслушав это, ловец был сильно тронут и, получив великую пользу, ушёл от старца. И братия, утвердившись, возвратились в своё место».

Действительно, смех может открывать как положительные, так и отрицательные стороны характера, в нём проявляется наша двойственная природа. Смех — это не свобода. В греческом языке состояние смеющегося описывается не как его действие, а как действие, совершаемое над ним. Негативную сторону смеха С. Аверинцев охарактеризовал как акт отказа от стыда, жалости и совести. Осмеяние чужого горя, или добра, или красоты — это случаи внутреннего опустошения. Мы по опыту знаем, что иногда во время смеха совесть ловила нас на незаметном отступничестве и мгновенном сдвиге духовной позиции, которые именно смех делал возможным.

Однако Православие не порицает, а приветствует смех, если он добрый. В смехе надо быть осторожным, но не всегда осторожность предполагает полный отказ. Как и все качества человеческой природы, он — дар от Бога. Красивый смех отображает внутреннюю красоту. Например, у Гоголя в «Тарасе Бульбе» Андрей услышал «самый звонкий и гармоничный смех», заставивший его повернуться и уже затем увидеть красоту не только душевную, но и внешнюю.

Вот над чем действительно можно посмеяться, так это над злом. «Ад всесмехливый», о котором повествует нам канон на Пятидесятницу, — это, в переводе с греческого на русский, «ад всеосмеянный». Смешной в своей напыщенности, диавол бессилен в своей злобе и бездарен в своей пустоте.

Есть время для плача, есть и для веселья. Есть время сетовать, и есть время плясать (Еккл. 3, 4). Нужно лишь научиться различать.

Ссылка на основную публикацию